Чернов Владислав АфиногеновичЧетверг, 24.01.2019, 14:58

Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Меню сайта

Форма входа

Категории раздела
Мои статьи [4]

Корзина
Ваша корзина пуста

Поиск

Главная » Статьи » Мои статьи

Владивосток в годы становления

В этом году Владивостоку исполняется 150 лет. Для всех нас он всегда был и остается притягательным. Конечно, мы иногда выясняем отношения с его жителями о том, какой город главнее, красивее, лучше и т.д., но, даже осознавая, что наш город лучше, мы все любим Владивосток по-своему, как младшего брата, даже если «младшенький» нас в чем-то превзошел. И поздравляем его с юбилеем!

Было время, когда Владивосток был для нас «окном в Европу», а не только в Азию (см. предыдущие два номера). Как же все начиналось?

«Перевалив» Уральские горы, русские через 60 лет уже «мыли сапоги» в Тихом океане, точнее в Охотском море, на побережье которого в 1647 г. был основан наш первый город – Охотск. Это сейчас он не город, а тогда из небольшого зимовья превратился сначала в острог, в 1725 г. стал портом, в 1731 г. получил статус города и объявлен военным портом, а в 1783 г. Охотск был назначен центром Охотской области, входившей в состав Иркутского наместничества. Русские освоились в XVII в. и на берегах Амура, основав остроги и селения, где проживало около тысячи человек, но в 1869 г. по Нерчинскому договору вынуждены были оставить их. К середине XIX в. русскими землями являлись Сахалин, Курилы, Камчатка, Чукотка, Аляска. В 1821 г. российское правительство даже издало закон, запрещавший плавание в Тихом океане иностранных судов севернее 51°с.ш., заявив тем самым, что Берингово море является внутренним морем Русского государства.

В 1849 г. образована Камчатская область и упразднен Охотский порт, в 1850 г. главный порт на востоке страны был переведен в Петропавловск-Камчатский, что сразу привело к снижению значимости Охотска и быстрому упадку города. С началом Крымской войны (1854-56 гг.) возникла угроза потери восточных земель – англичане с французами хозяйничали не только в Атлантике и Черном море, но и на Тихом океане, в это время они развязали опиумные войны в Китае, угрожали и другим территориям. Для защиты восточных рубежей, по инициативе и под руководством генерал-губернатора Восточной Сибири Н.Н. Муравьева, была осуществлена переброска войск на восток страны – это был первый амурский сплав в 1854 г. Китайцы опасались, что англичане могут проникнуть в Китай и с незащищенного севера, со стороны Амура, поэтому для них «меньшим злом» было появление на Амуре русских и дали предписание не мешать сплавам. Часть войск была оставлена в основанном в 1850 г. Николаевском посту для защиты устья Амура, а часть переброшена в Петропавловск.

Несмотря на героическую и успешную оборону Петропавловска от англо-французской эскадры в 1854 г., город в 1855 г. пришлось оставить и все портовое хозяйство, флот, население и гарнизон города с администрацией области перевезти в Николаевский пост. Таким образом, к концу 1855 г. пост, еще два года назад имевший 30 человек гарнизона, вырос численностью более тысячи человек и стал де-факто столицей Камчатской области. Поэтому в 1856 г. высочайшим повелением Николаевск был возведен в ранг города и стал центром новой Приморской области, в состав которой вошли все побережье Охотского моря, Камчатка, Чукотка, Сахалин и Курилы. Сплавом 1855 г. прибыли новые войска, которые были «расквартированы» в новой станице Мариинское, а также забайкальские крестьяне и казаки, основавшие села в низовье Амура от Мариинского до Николаевского – резко возросшее население кто-то должен был кормить – обозами хлеб из центра России не навозишься.

В связи с подписанием Парижского мира необходимо было эвакуировать с низовьев Амура более 3 тысяч солдат и казаков. Сплавом 1856 г. было оборудовано 5 продовольственных складов на протяжении 2300 верст для снабжения солдат, возвращавшихся пешим порядком по берегу. Усть-Зейский пост, в 1858 г. в связи с заключением Айгуньского договора, по которому нам вернулось левобережье Амура, стал Благовещенском и столицей Амурской области, образованной из новых земель. В этот же год был основан и Хабаровский пост.

В 1960 г. Пекинский договор закрепил за Россией ранее неразграниченные территории между Уссури и морским побережьем и был основан пост Владивосток. Не сразу он строился, в отличие от Хабаровки в нем долго не было улиц. Владивостокская газета «Дальний Восток» писала, что в 1868 г. в городе улиц и даже дорог не было в помине, обыватели пользовались тропинками среди валежника и мелких зарослей. Главным путем сообщения служила прибрежная намывная полоса вдоль берега бухты. Поэтому первое, неофициальное название улицы Американская – появившееся в 1867 г., в общем-то, еще не соответствовало тому, что мы понимаем под улицей. Она была названа в честь корвета «Америка», на котором заходил генерал-губернатор Восточной Сибири Н. Н. Муравьев-Амурский 18 июня 1859 г. в пролив Гамелен (Босфор – Восточный) и принял тогда решение об основании в будущем году на берегу бухты Золотой Рог поста Владивосток. Надо пояснить, что и корвет и улица назывались не в честь американской страны, а в честь российской в то время территории, такой-же как Камчатка или Чукотка.

Известный русский путешественник Н.М. Пржевальский так описывал город того времени: «Владивосток вытянут на протяжении более версты по северному берегу бухты Золотой Рог, обширной, глубокой, со всех сторон обставленной горами и потому чрезвычайно удобной для стоянки судов. Кроме солдатских казарм, офицерского флигеля, механического заведения, различных складов запасов провианта, в нем считается около пятидесяти казенных и частных домов да десятка два китайских фанз. Число жителей, кроме китайцев, но вместе с войсками, простирается до пятисот человек. Частные дома принадлежат по большей части отставным, навсегда здесь поселившимся, солдатам и четырем иностранным купцам, которые имеют лавки, но преимущественно занимаются торговлей морской капустой».

Основной проблемой всех населенных пунктов в то время была продовольственная. Население в основном состояло из войск, а продовольственные российские территории находились слишком далеко, поэтому с первых лет освоения территорий стоял вопрос о заселении их крестьянами для производства продовольствия на месте. Кроме того, слабая заселенность Уссурийского края, как тогда назывались территории нынешнего Приморского и южная часть Хабаровского краев, не позволяла охранять его от хозяйничавших здесь и на морском побережье маньчжуров, которые свободно переходили границу и истребляли все, что попадалось на пути. Особенно развит у маньчжуров был промысел морской капусты, трепангов, добыча соли, они умудрялись даже мыть золото напротив острова Аскольда.

Русское правительство искало любые способы заселения этой территории. В середине 60-х рассматривался даже вопрос о переселении любого славянского населения из Северо-Американских Штатов, которые обманулись там в своих ожиданиях. Велись переговоры с чешской диаспорой в Америке, посредниками в которых выступали два чешских корреспондента газеты. Но чехи запросили слишком много, чуть ли не создания полной автономии со своим управлением и судом, с чем не могло согласиться русское правительство. В 1869 г. был открыт Суэцкий канал, благодаря которому стало проще попадать из Европы на восток с помощью иностранных пароходных компаний.

В 1870 г. принято решение о переносе главного русского порта на Восточном океане из Николаевска-на-Амуре во Владивосток. Сюда же перебазируется Сибирская флотилия (бывшая Камчатская). За флотскими потянулись портовские и конечно купечество. Даже городская гимназия переехала во Владивосток, ставшая в будущем высшим учебным заведением. Это была первая серьезная потеря для Николаевска, следующая произойдет через десять лет, когда столицу Приморской области перенесут в Хабаровку. Кстати, на некоторых, в т.ч. официальных, сайтах фигурирует фраза, что в 1880 г. столица Амурской области перенесена в Хабаровку – не верьте!

В 1880 г. пароходы Добровольного флота «соединили» Одессу с Владивостоком, началось переселение крестьян на юг Приморья. Но если в Амурской области переселенцы в основном были из Забайкалья, Сибири, Европейской части России, то в Приморье потянулись из южнороссийских и даже больше южноукраинских губерний (в основном Полтавской и Черниговской), где была большая «скученность» населения и недостаток земли.

В 1884 г. во Владивостоке числилось 10 069 душ, из них мужского пола – 8 362, женского – 1707. Русских подданных – 6197, иностранцев: европейцев и американцев – 87, китайцев, корейцев и японцев – 3785. Преобладание русского населения было только за счет войск. Например, в 1886 г. из 13 600 человек гражданское население составляло: русских – 3300, иностранцев белой расы – 100, желтой – 5500.

Иностранцы помимо китайцев, корейцев и японцев представляли следующие национальности: американцы, французы, шведы, саксонцы, турки, итальянцы, сербы, германцы, датчане, швейцарцы, англичане.

Привлекались в Приморье в качестве мастеровых, ремесленников и людей с «хозяйской» жилкой финляндцы, как тогда называли жителей Финляндии, входившей в состав Российской Империи, поэтому во Владивостоке были распространены финские фамилии. Были переселенцы и из Польши, часть которой также входила в состав Империи (до революции Польский Дом был и в Хабаровске, была и католическая церковь). Были в Приморье даже села Лифляндское и Эстляндское в честь Лифляндской (нынешние Северная Латвия и Южная Эстония) и Эстляндской (Северная Эстония) губерний России.

Следующим этапом в развитии Владивостока стало строительство Уссурийской железной дороги, соединившей Владивосток с Хабаровском и транспортной артерией в виде реки Амур, соединявшей Дальний Восток с Сибирью. В закладке дороги в 1891 г. в Куперовской пади принимал участие сам наследник российского трона цесаревич Николай Александрович (будущий царь Николай II), который возвращался из кругосветного путешествия через Сибирь (в Хабаровске он заложил памятник Н.Н. Муравьеву-Амурскому). Строительство дороги привлекло много людей, стимулировало производство, улучшило снабжение края, что повлекло снижение цен.

Как же жили люди, и чем занимались?

Февраль 1894 г.: «Минувшая неделя была полна разных развлечений: спектакли двух трупп, маскарады, вечера, каток; последний представлял в особенности интересную картину, быв прекрасно иллюминирован вечером 23 февраля». «Японцы отбили работу у многих бедных женщин, занимавшихся раньше стиркой белья и живших на этот заработок».

Апрель: «Несколько времени тому назад, по городу было расклеено объявление, на коем большими буквами было написано: «Америка в Никольском», т.е. почтеннейшая публика извещалась об открытии под этим именем гостиницы в названном селе (ныне Уссурийск – авт.). Но это еще куда ни шло, а вот ныне, по Фонтанной улице на одном кабачке красуется следующая красноречивая вывеска: «Пивная Амур. Есть холодные закуски, папиросы, лимонад, квас, сельтерская вода. Заходите господа!». Только кабак еще никогда не рекламировал себя (его чутьем всегда находили), а тут выходит, как будто публика стала охладевать в пристрастии к спиртным напиткам». «Некоторые из местных китайцев сдачею своих домов под квартиры своим соотечественникам приобретают до тысячи руб. месячного дохода».

Октябрь: «Гонка на велосипедах в праздничные дни достигает здесь значительных размеров, при чем, нередко спортсмены трамбуют улицы».

1896 г.: «Театра в городе нет; драматические и музыкально-вокальные представления даются в театральной зале при гостинице «Золотой Рог» купца Галецкого. Труппа состоит из приезжих и случайных исполнителей. Из мест гуляния можно указать городской сад, в котором играет оркестр военной музыки, и загородный ресторан «Италия», находящийся на противоположном берегу бухты. Туда ездят из города летом на шлюпках, чтобы поиграть на единственном во Владивостоке кегельбане и послушать музыку». Из загородных гуляний популярна также была поездка в сторону 1-й речки на пивной завод, «где можно иметь кроме пива и чай», а «на 6-7 версте по тракту к с. Раздольное есть виноградник, где можно достать местное вино по 75 к. за бутылку, чай и молоко». «Частные купальни есть только у г. Шевелева, Линдгольма; казенные – у командира порта и у Экипажа, но как в те, так и в другие простому смертному доступа нет».

В городе существовали всевозможные общества и клубы, в том числе: Общество изучения Амурского края, Общество народных чтений, Вольно-пожарное общество, Стрелковое охотничье общество, Общество любителей охоты, Общество спорта, Общество поощрения коннозаводства, Общество покровительства животных, Яхт-клуб, Певческий кружок и т.д.

Одним из самых известных в 70-х годах XIX в. был клуб ланцепупов. Хотя, как заметил один известный дальневосточный востоковед, «…черной лжи о них написано гораздо больше, чем правды». Вспоминая отдельные эпизоды «деятельности» клуба ланцепупов, Виктор Панов подчеркивал, что это была дружеская компания, собиравшаяся для интересного времяпрепровождения. При этом, будучи часто в большом подпитии, «компания грубых дебошей не производила, но нередко под руководством Леопольда выкидывала тот или иной озорнический фортель». Центром и душой компании был доктор Леопольд, которого называли высокообразованным человеком и остроумным собеседником, сохранившим студенческое озорство и задор.

Однажды доктор Леопольд предложил иркутскому коммерсанту, остановившемуся в гостинице Тупышева, пари. Он уверял, что во Владивостоке живет честнейший народ (казенное добро, конечно, не в счет). И если положить на улице серебряный рубль, пролежит он от зари до зари на глазах прохожих и целехонек останется на месте!

Ударили по рукам. Против гостиницы, на дороге, на видном месте, положили серебряный рубль, который должен был пролежать там от выстрела полуденной пушки до спуска флага на кораблях. За ним незаметно наблюдали дежурные ланцепупы из окон второго этажа гостиницы Тупышева. Баба, заметив рубль, остановилась, оглянулась по сторонам пустынной улицы и, сделав два шага к дороге, протянула руку к рублю.

Пафф! – раздался револьверный выстрел, и пуля взбила впереди бабы облачко пыли...… а вслед за выстрелом послышался с чердака хрипловатый внушительный голос ланцепупа штурмана Ветрова:

– Не тронь! Не ты клала, не ты и возьмешь! – Баба, взвизгнув от неожиданности, на момент присела и замерла. Затем, отплевываясь на хохочущую в окнах компанию и ругая ее озорниками, поспешила скрыться. Таким образом, пари было выиграно.

Был еще случай, когда ланцепупы в разгар лета устроили «масленичное катание с гор». Дошедши до «озорной кондиции» после приема горячительного под блины со свежей осетровой икрой, они оборудовали из насаленных струганых досок «горки» и лихо начали съезжать с них на клеенчатых диванных подушечках в чем мать родила.

Это развлечение ланцепупов было еще не самым экстравагантным. «Охота на тигра» нашумела гораздо больше. Вот как ее описывал тот же Виктор Панов: «Охота на тигра», изображенного на стенном ковре в номере штурмана Петрова, была произведена под сильно пьяную руку, но все-таки с сохранением «охотничьей предосторожности» – именно с предварительным устройством «лабазов», для чего на кровать и на комод поставлены были стулья и с них открыта «по тигру» стрельба из револьверов. Переполошившийся хозяин гостиницы догадался заявить охотникам, что «тигр» уже убит и, что в ознаменование торжества, у него внизу – «на привале» уже приготовлена жареная косуля со шпиком…... Тем охота и кончилась».

Даже если, это не во всем было именно так, то оно все равно характеризует жизнь города в момент его становления, когда в нем преобладало мужское население, и в основном, военное, а кроме кабаков других развлечений в городе практически не было.



Источник: http://Чернов, В.А. Владивосток в годы становления // Турменю. – 2010. – № 3 (18). – С. 45-48.
Категория: Мои статьи | Добавил: Афигеныч (14.04.2013)
Просмотров: 708 | Комментарии: 4 | Теги: ланцепупы, Добровольный флот, История Дальнего Востока, владивосток | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0


    Copyright MyCorp © 2019
    Бесплатный конструктор сайтов - uCoz